<< вернуться к списку

Неожиданное решение Европейского суда по вопросу регулирования генетических технологий

Особенно строгому регулированию в Европейском Союзе будет в будущем подлежать семенной материал, выведенный с использованием молекулярно-генетических методов. После полутора лет разбирательства Европейский суд вынес свое решение касательно новой технологии в сфере генной инженерии. Совершенно неожиданно люксембургские юристы постановили, что растения, выведенные с применением таких новых инструментов, как «генетические ножницы» Crispr-Cas, в любом случае подпадают под нормативное регулирование в качестве продукта генетической модификации. Еще в январе Генеральный адвокат Европейского суда Михаль Бобек (Michal Bobek) своими итоговыми ходатайствами подкрепил надежды многих ученых, селекционеров и аграриев на то, что новые методы останутся вне данного регулирования. Что же привело к такому решению?

Почему Европейский суд занялся данной темой?

В Европе существуют правовые нормы, регулирующие вмешательства в генофонд растений. Важнейшей из них является так называемая Директива о преднамеренном выпуске в окружающую среду генетически модифицированных организмов (Freisetzungsrichtlinie), принятая в 2001 году. Она устанавливает, что именно с точки зрения европейского права причисляется к генетически модифицированным организмам (ГМО), и какие требования и нормы должны выполняться для того, чтобы иметь возможность выращивать подобный организм. Однако за прошедшие с момента принятия данного документа 17 лет были разработаны новые технологии генной инженерии.

В большинстве случаев речь здесь идет о растениях, которые формально не подпадают под действующее определение ГМО, поскольку не содержат чуждых генов, а лишь незначительные изменения – так называемые мутации. Таким образом, процесс, приводящий к их появлению, может быть назван мутагенезом. При этом «классический» мутагенез не подлежит регулированию как технология генной инженерии. Французские фермерские ассоциации два года назад подали в суд по поводу данного исключения. Данный иск затем был передан верховным судом Франции в Европейский суд для принципиального разъяснения.

Как звучит вынесенное решение и на кого оно распространяется?

Европейские юристы постановили, что растения, мутации у которых были вызваны с использованием новых молекулярно-биологических технологий, должны признаваться генетически модифицированными организмами и маркироваться как таковые. Данное решение имеет обязательное действие для всех государств-членов ЕС. Суд постановил, что исключения из вышеупомянутой Директивы распространяются только на организмы, полученные с применением методов мутагенеза, безопасность которых доказана многолетней практикой. Здесь имеются в виду растения, которые для получения требуемых мутаций подвергались радиоактивному облучению или химической обработке. Более 3 000 присутствующих на рынке сортов растений были выведены с использованием данных методов.

Можно ли обойти вынесенное решение?

Если государства-члены ЕС захотят возделывать растения, выведенные с помощью современных технологий генной инженерии, они могут обратиться в Европейский суд с запросом на повторное толкование. Однако решение по нему снова будет приниматься на основе старой Директивы о преднамеренном выпуске в окружающую среду ГМО, а именно эту процедуру и реализовали только что европейские юристы. Единственной альтернативой является изменение общеевропейских правовых норм, регулирующих сферу генной инженерии, т.е. принятие новеллы о преднамеренном выпуске в окружающую среду ГМО к Директиве семнадцатилетней давности.

О каких новых технологиях идет речь?

В последние месяцы велось много дискуссий о технологии Crispr-Cas, позволяющей «вырезать» из генома определенные участки или отдельные элементы или менять их местами. Такие инструменты, как нуклеазы с «цинковыми пальцами», системы редактирования генома Talen или олигонуклеотид-направленный мутагенез (ODM) также дают возможность с высокой точностью проводить незначительные перестройки в геноме живых существ.

Поскольку данные новые методы обеспечивают б?льшую точность при использовании, чем традиционные технологии генной инженерии, являются более простыми и сопряжены с меньшими побочными эффектами, их часто объединяют под термином «редактирование генома» (Genome Editing). Внесение изменений в геном с их помощью можно сравнить с правкой текста в компьютерном текстовом редакторе. Вмешательство с применением данных технологий может быть столь деликатным, что его невозможно отличить от естественных мутаций.

Можно ли избежать побочных эффектов при использовании «редактирования генома»?

Технология Crispr многократно заслуживала положительные отзывы ученых за ее впечатляющую точность. Однако новейшие исследования показывают, что данный процесс, возможно, все-таки не столь точен, как это считалось до сих пор. Наряду с желаемыми сочетаниями в геноме могут дополнительно проявиться и нежелательные, и пока неясно, в какой мере это может происходить с растениями. Из-за этого, а также ряда других оставшихся открытыми вопросов, противники данного метода указывают на его потенциальную, в настоящее время нераспознаваемую опасность, из-за которой подобные продукты должны подлежать особому контролю и регулированию. Однако случайные мутации могут проявиться и при использовании традиционных техник селекции. При этом для разработанных ранее методов мутагенеза, вызывающих за счет радиоактивного облучения или применения химикалий тысячи неконтролируемых мутаций, возможные последствия подобного воздействия являются еще менее предсказуемыми. Несмотря на это, Европейский суд считает их более безопасными, поскольку они применяются уже достаточно долгое время.

Европейский суд упомянул про риски. Какие именно?

Если технологии «редактирования генома» приведут к появлению у растений совершенно новых свойств, они могут быть через опыление переданы произрастающим рядом родственным диким или сельскохозяйственным растениям. Это довольно давнее опасение, связываемое, в первую очередь, с «классическими» генетически модифицированными растениями. Критики подобной точки зрения отмечают, что результаты подобного ауткроссинга в естественных условиях не закрепляются. Для этого новое свойство растения должно обеспечивать ему четкое преимущество в борьбе за существование, что выполняется далеко не всегда. Сюда добавляется также то, что новые методы генной инженерии, как правило, вызывают такие изменения генома, которых можно было бы добиться и классическими методами селекции. А такие изменения не несут в себе особого риска.

Существует ли опасность для здоровья человека?

Для новых методов опасность для здоровья человека, по крайней мере, куда менее вероятна, чем для разработанных ранее методов генной инженерии. Новые методы, как правило, не подразумевают внесение чуждых генов, и сами инструменты генетического редактирования не остаются в модифицированном растении. Однако эксперты считают весьма безопасными и ранее разработанные методы генетической модификации. После 20 лет возделывания и использования генетически модифицированных растений так и не было получено каких-либо доказательств того, что произведенные из них продукты питания несут в себе вред – будь то для здоровья людей, будь то для здоровья животных.

Такие выводы можно сделать из отчета о самом подробном на текущий момент исследовании преимуществ и рисков применения генетически модифицированных растений, представленного два года назад двадцатью членами профильного комитета Академии наук США.

Источник:

Зюддойче Цайтунг онлайн (Sueddeutsche Zeitung online) от 25.07.2018

https://www.sueddeutsche.de/wissen/eugh-entscheid-das-steckt-hinter-dem-ueberraschenden-urteil-zu-gentechnik-1.4069294